Член литстудии Елена Гришко

0
423

Елена Гришко

***

Страшно быть трусом.

Страшно бояться.

Считая укусы,

Обороняться.

Мимо проходят

Люди и звери,

Но не уходят –

Заперты двери.

Кого не устраивают

Вещи эти,

Кто не утаивает,

(В основном дети)

Выходят из окон

И умирают.

Их светлый локон

Потом подбирают

Коллекционеры

И печатают первые полосы.

Они лицемеры –

Продают за недорого волосы.

 

***

Ты похож на меня как мой брат.

Глаза цвета зимнего солнца.

Снег валит с него наугад

Куда ему хочется, но не придётся.

Поднимаешь ты голову –

На щеках сохнут слёзы.

Нам нужно многое:

Доблестная поза

И прямые стрелы,

Непоколебимая стена,

Иметь кожу цвета мела.

(Говорят: в этом наша вина?)

Несколько прядей

Рыжеватых волос,

Ткани семь пядей

Из серых полос.

В твои времена и стране

Была определенность.

А что досталось мне?

Деньги, безпризорность.

В мире закончились события,

История ползет улиткой

К месту медлительного соития,

Забрызганного крепким напитком.

И чем-т о еще.

 

…Но, он был.

Объемлить  словом силы тьмы и света.

Приподнять на пальце ветер как мяч.

Испить из ран великого поэта

То сок, что был так сладок и горяч.

Подчинить себе мир и его вращение.

Оседлать человечью волю и суть.

Разрубить оковы своего заточения.

На все тайны мира сверху взглянуть.

Суметь возродиться в интервале двух слов.

Успеть искупить каждый свой грех.

Забыть и продать тот спасительный кров,

Который, увы, не терпит успех.

Быть червонным солнцем всех тех людей.

Быть кислотным дождём, идущим к ним в руки,

И, прожигая их плоть до мозга костей,

Слышать их глупые, сладкие звуки.

Вспыхнуть и угаснуть. Навсегда.

Но вспыхнуть так, что все ослепнут

От исступленности харизмы. Не беда,

Что некому будет читать те молебны

По душе, что заключалась в теле

Того, кто мог изменить этот мир.

Не так радикально, не слишком смертельно

Как он хотел… Но, он был.

 

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь