Наталья Сырцова

1
842

Мозалевская (Сырцова) Наталья Николаевна, родилась в городе Волгограде в 1983году.

Член Союза Писателей России с 21.12.2009 года. Членский билет №8217.

 

Публикации:

  1. «Отчий край» №3 2001г.

«Отчий край» №3 2002г.

«Отчий край» №2 2004г.

  1. «Московский вестник» №3 2005г.
  2. «Здоровье и экология» №12 2005г.
  3. «Мегалит» №1 2007г.
  4. «Ра-Ритет» — альманах 2008г.

Периодические издания:

  1. Газета «Вечерний Волгоград» от 21 июля 2005г.
  2. Газета «Волгоградская правда» фенологическая страница с 2007г.

Сборники:

  1. Сборник стихотворений «Зелье зимы» 2005г.
  2. Поэтическая кассета «Береженые дни» 2008г.
  3. Сборник стихотворений «Осенины» 2008г.

Неизданное:

«Неслучайный разговор», «На светлой стороне улицы» сборники стихов

 

Литературные премии:

Литературная премия им. М.К. Агашиной

Уч-ли. «Отчий край» и Волгоградский институт Экономики Социологии и Права. Диплом от 26 февраля 2004г. Рег. № 001109.

 

Семинары:

  1. Встреча молодых литераторов Юга России г. Майкоп 2001г.
  2.  Слет молодых писателей России «Дети Солнца» Москва 2005г.
  3. Круглый стол, посвященный 100-ю Б.С. Лащилина. Урюпинск 2006г.

Рецензии:

  1. «Отчий край» №1 — 2006г. Т.И. Кузьмина на «Зелье зимы»
  2. «Волгоградская правда «от 13 января 2006г. Т.И. Кузьмина на «Зелье зимы».
  3. «Мегалит» №2 Вольные рецензии В.Ю. Мозалевский на «Зелье зимы»

 

 

Неслучайный разговор

 

1.

***

Живая грусть у ласточки в гнезде,

Танцует дождь в продрогшей борозде,

Везде, где есть основа и порядок.

Козельский плат до Оптины объят

Обыденной тревогой мер и клятв,

И колкостью окрашенных оградок.

 

Не спрячет нас от боли береста,

Не скроет крест, где веры нет в Христа

Не смоет Жиздра водами речными.

Подобны ей сомнение и страх,

Плоды ее взрастают в городах

И душат нас, и делают ручными.

 

Ты мой приют, пожизненная блажь

Рубцуется… Великий арбитраж

Выносит мне не приговор, но веру.

Я буду жить за пазухой церквей

Пока гласит «Премудрость» иерей

И крестит дождь по твоему примеру.

 

2.

***

Калуга, камни, коростель,

Купель дождя с водой лиловой,

Живая Жиздра, промысловый

Корабль времени, апрель.

 

Он недвижим в речной воде,

Пока предвестница потопа,

Река, не разлилась, и тополь

Небесный не прорвал предел.

Да будет мир среди вершин

Не государевых, а Божьих.

И ты, Калуга, у подножия —

Молитвослов моей души.

 

3.

***

Тесно-тесно, друг за другом

Зелень пряча под подол

Лес раскинулся еловый,

Лес, в котором Божье Слово

Непредвиденный престол

Упирается в Калугу…

 

Я тебя узнаю в спешке

По наклону головы.

Не встречай меня еловым

Словом, солнцем промысловым

У таких, как я, увы,

Что ни день, одни насмешки.

 

Я приехала с повинной,

Если можешь, поддержи.

У меня в проволглой жизни

Без Козельской укоризны

Жиздра не выносит лжи,

Тянет топь за горловину.

 

Мне бы вёдрышко худое,

Мне бы чуточку любви.

Близко-близко до Калуги

Муки совести и руки,

Материнские. Плыви,

Если не гневит былое…

 

4.

***

Вода ледяная, льняная, невольно

Меня обвивает, довольно, довольно.

До сумерек в колкости плавать небесной,

Укромная чаша козельского леса.

 

Едва окормляет меня перегудом

Дождя и тумана, выходит простуда.

Безропотно движутся воды и годы

Сквозь чащу лесную моей несвободы.

 

Мой возраст взрастает рекой межсезоний,

Ореховым Спасом, Успением, зноем.

Во мне, ненадёжной, сплошные сюрпризы:

Рука Материнская — белая риза,

 

Слезой омывает и пестует внове,

Меня, голубицу, рожденную в Слове.

 

5.

***

Я не терплю любви самообман,

Торопких троп, не требующих бога,

Не подведи, осенняя дорога,

Зовущая сквозь морок и туман.

 

Желанный путь от Жиздры до Невы

Широк и бел, шершав и многотруден,

Мы встретились среди сливовых буден

В сезон сиротства на земле живых.

 

Журчание небесной полыньи,

Речная вязь, закатный полушалок,

О, как любим, и как при этом жарок

Цвет осени моей епитимьи!

 

6.

***

Мой бессмертный зов до того иссяк,

Что засим ни сил, ни осёдлости,

Разведу огонь и в дверной косяк

Лбом упрусь за тех, кто без подлости.

То ли без вести, то ли весть на вес

Мне отвесит высь, мой крутой замес

Занесен из сёл в беспокойный лес,

Из степных широт, из степенных мест.

Я как соль да хлеб на твоем горбу

Ни хула моя, ни хвала в гробу

Не охватит мир. Был синяк на лбу

Третьим глазом, что прогневил судьбу.

Скоро грянет гром или божья длань

По щекам земным надает лещей,

Чтобы вышла боль — вековая дрянь

Из покойных душ и живых пещер.

 

 

7.

***

Ни крика за моей спиной, ни плача,

Ни шепота, ни шелеста, ни звука.

Рот молчалив, не ощенится сука,

Скулящая под окнами, иначе

 

Я представляю вечер, на исходе

Снег плесневелый, улица-улитка,

И баба на сносях, и в том же роде

Береза одинокая в калитку

 

Стучит и просит зиму-повитуху

Не оставлять ее на смертном ложе,

Но вопреки упрямая старуха

В глаза глядит и лжет, себе дороже.

 

Жива ли та, что к марту опросталась

У той калитки между слов и лужиц?

Таких как мы, спокойных незамужниц

Едва ли помнят вечер и усталость.

 

8.

***

«Гряду бегущих по небу берез» 

Б. Пастернак

 

Нет ничего осеннее печали,

Когда вокруг такая благодать:

Береза на ветвях своих качала

Младенца. Умирающая мать

 

Еще могла дотронуться до сына,

Не помощи просила, но борьбы

За жизнь его. Береза и осина

Вставали перед смертью на дыбы.

 

Два дерева, они как божьи длани,

Хранили свет младенческих волос.

Я видела проволглую в тумане

«Гряду бегущих по небу берез».

 

Та женщина, что ближе к ночи стихла

Смогла ли страх в себе перебороть?

В подол земли, коричневый и рыхлый,

Вросла с березой маленькая плоть.

 

9.

АДАМ

Бескровен Бог, бессилен человек.

Ты дал мне нож, но не сказал: «Убей!»

Там, за межой не поднимая век

Метет дорогу ветер-суховей.

В подол земли ложится сухостой,

Ему во тьме придется почивать.

Болит ребро, мужчина холостой

Твоя ли боль, прокрустова кровать?

Ты разделён на вечер и вино,

Но пригубить, не значит пить до дна.

Вот яблоко, как правило оно,

Несет раздор… И ночь воплощена

В полёт птенца над вотчиной, и над

Судьбой моей, застенчивый Адам.

Бескровен Бог, но зреет виноград,

Скуп человек, но тянется к плодам!

 

10.

***

Был полон путь и ползок был и вязок

Простых вещей: от желтизны до лжи,

Разреза глаз стоящего у вяза,

Сливового, хранящего ножи,

Острее правды в правом голенище,

Тепло камней, за пазухой — свинца,

Песка во рту, обычный русский нищий,

Сошедший с неба своего отца.

 

11.

***

…И снова ночь богата на побои:

Хук справа, хук летящий в никуда.

Всю боль земли вместила бы вода,

Но вместо вод разящие помои

Под ноги льёт беззубая беда.

 

Болит нутро не той земною болью,

В которой сплошь бессильна правота,

Но так болит, как будто срамота

Полезла вон из сердца, и с любовью

Удары волн по уголочкам рта…

 

12.

***

Боль нутряная

еще не Христова боль.

Она не выходит из тела подобно бесу.

Белая ниточка тянется или петляет вдоль

каменных джунглей сердца, дороги, леса?

Это всего лишь капля слезы

в младенческом кулачке,

Но от нее сжимается сердце и опухают веки.

Я бы придумала способ,

я бы нашла в зрачке

Черную точку опоры, из которой на свет

произрастают реки.

 

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Наталья Сырцова- я запомнила отныне это имя. Благодарю за силу слова. За мастерство слово чтущего человека. Человек- звание мыслящего и сострадающего. Благодарю за единомыслие. Бог Вас храни.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь