95 лет со дня рождения писателя Евгения Кулькина

0
96

15 мая исполняется 95 лет со дня рождения известного волгоградского писателя Евгения Кулькина

 

«ВОСКРЕСЯТ МЕНЯ СТИХИ…»

 

Большой русский писатель – поэт и прозаик, журналист, автор полдюжины стихотворных сборников и многочисленных рассказов, повестей, романов Евгений Александрович Кулькин верил в то, о чём гласит заголовок статьи. И поэтический трёхтомник свой так назвал – «Воскресят меня стихи». И ведь оказался прав! Всякий раз, открывая любую из его книг, мы будто слышим голос автора, вспоминая умный взгляд, приветливую улыбку, знакомую беретку…

Таким Евгения Александровича изобразила волгоградская художница Ирина Тур на ярком, в её стиле, полотне. Таким тот остался в памяти учеников, друзей и коллег по писательскому цеху, где все его уважали. Ведь два десятка лет он проработал в Волгоградском региональном отделении Союза писателей России – сначала заведующим бюро пропаганды художественной литературы, а затем литературным консультантом.

Вот уже 5 лет известного писателя нет в жизни земной. «Баррикадами дней взгроможусь над судьбою…» – обещал он читателям. Но за несколько дней до своего девяностолетия, 11 мая 2019-го, ушёл в мир иной, но ушёл НЕ бесследно – оставил своим читателям бесценное богатство в виде своих творческих трудов, изданных и пока ещё не изданных.

Перебирая страницы произведений нашего земляка, следим за полётом его мыслей, удивляемся самобытности художественной речи в стихах ли, в прозе.

«Умение живописать словом» – эту особенность Евгения Кулькина сразу приметили русисты ВолГУ под руководством доктора филологических наук Софьи Петровны Лопушанской. Они создали индексированный словник писателя, который по объему оказался сопоставимым со словарным фондом Л. Н. Толстого.

Хотя поэт и волновался:

«Стыдись, что станешь непонятным

Тому, кто слово ждёт твоё.

Ведь даже ветер шепчет внятно

Листве про бренное житьё…»

Но сам свято верил в своё предназначение:

«Я шёл в неведомые дали,

Я шёл в незнаемую суть,

Чтоб чьи-то души трепетали,

И чувства распирали грудь».

И души книгочеев трепещут всякий раз, окунувшись в бескрайний бурный океан (кстати, служил стихотворец на Черноморском флоте) поэзии Евгения Кулькина, которая:

«Да, действительно лиха

От стиха и до стиха».

Порою пишет, как шашкою машет, внук двух атаманов, переняв у своих вольных чубатых предков где-то напевность, а где-то задорность залихватскую.

«Это вьюга куролесит,

Бьет в копыто и в висок.

Это грязь савраска месит,

Метя мордой на восток».

Поражает смелость и удаль строк. Многие языковые находки из его произведений вошли в «Словарь донских говоров». Евгений Кулькин никогда не забывал о своих корнях:

«Я горжусь своей русской фамилией,

Я казачьего племени сын…»

Родился он в Новоаннинском 15 мая 1929 г., большую часть детства провёл на хуторе Будыльском под Серафимовичем, долго жил в Рудне, потом в Волгограде… Всё казачьи места… Наш земляк стал основателем ежегодного межрегионального фестиваля-конкурса «Дни казачьей литературы» (теперь носит его имя), итоги которого в декабре 2023 года подвели уже в 22-ой раз.

А творчество самого Евгения Кулькина многогранно, о нём можно ещё говорить и говорить, неторопливо, вдумчиво, изучая профессионально.

«И я заговорил стихами…» –

однажды признался Евгений, кстати, заговорил очень рано, лет семи от роду. А уже в шестнадцать им написано совершенно гениальное стихотворение «Половики».

«Бабье лето. И бабы у сонной реки

Выколачивают половики.

Пыль нечаянных троп и военных дорог

Отпечатал тяжёлый армейский сапог…»

Поэзия Кулькина по-мужски строга, даже порою сурова. Но изобилует интереснейшими образами… «Стрелка выстрелила временем…» «День сегодня кокетлив, как гусар на балу». «В полумрак впечатан месяц, словно древнее тавро». «Клюв пера нацелен в белость заповедного листа…» «Бесконечно зол прибой. Он жуёт тоску людскую…» У тех, кто не знаком с его лирикой, есть прекрасная возможность открыть для себя Кулькина-поэта!

Довоенное детство Жени было нелегким: с малых лет работал вместе со взрослыми в колхозе. Именно тогда появилось у будущего писателя уважение к человеку труда. Потом война…

«Где же детство моё, оно первым фугасом убито,

Где же юность моя? Она горько сгорела в огне».

Это сыграло свою роль, героями стихов и прозы становились обычные люди, которые растили хлеб, влюблялись, женились, рожали детей, уходили на войну, соблюдали хуторские обычаи – жили согласно казачьему укладу.

Он создавал свои широкомасшабные литературно-художественные полотна, вмещавшие в себя и прошлое, и настоящее, и взгляд в будущее, с любовью к своим землякам, к русскому слову и казачьему говору. О времени и о себе… С любовью к малой родине…

«И были

Одичалые терны

Хмельною сладостью

Напоены».

Писатель выбрал себе девиз: «Ни дня без строчки…» И всегда честно следовал этому правилу. Его муза и супруга, в одном лице, поэтесса Елизавета Иванникова говорила: «Кто-то просыпается с петухами, кто-то – с безжалостным звоном будильника, а в нашей семье… все открывают глаза под уютное стрекотание пишущей машинки».

Что ж, настрекотала!.. Даже в моей домашней библиотеке есть пятитомное собрание прозы, куда вошли два крупных романа «Смертный грех» и «Прощённый век». Прочла с огромным интересом. Но всё же к стихам моя душа тяготеет больше, к необычным кулькинским образам:

«Гадалкою, возжегшей губы,

Стоит калина у двора.

И желуди слетают с дуба,

Как прыгающая детвора».

Или вот, моё самое любимое стихотворение, посвящённое захоронению в Москве праха Неизвестного солдата (не могу не процитировать):

«Он лежал у реки,

У оплавленной маревом горки.

И щепотка пшеницы тянула ростки

Из кармана его гимнастёрки».

Великолепные строки большого поэта! Пшеница тянет ростки из кармана гимнастёрки… Это надо видеть-слышать… Воскресят поэта такие стихи!

«Звезда истает на заре,

Как чье-то прошлое истает.

И жизнь в чужом календаре

Чужое счастье долистает…»

Имя члена Союза писателей России Евгения Александровича Кулькина присвоено в 2011 году открывшейся библиотеке в посёлке Самофаловка Городищенского района Волгоградской области, а в 2020 году Решением Волгоградской городской Думы библиотеке-филиалу № 11 Волгограда.

И не удивительно, ведь этот писатель – настоящая легенда: почётный гражданин нашей области, лауреат Всероссийской литературной премии «Сталинград», Большой Литературной премии и премии «Имперская культура» Союза писателей России, премии МВД СССР, премии города-героя Волгограда и Государственной премии Волгоградской области… И это неполный список его званий. Нагрудный знак «За достижения в культуре» Министерства культуры РФ, почётное звание «Хранитель традиций», памятные медали «Патриот России», «К 100-летию М.А. Шолохова», «250 лет атаману Платову М.И.», медаль «За развитие и укрепление казачества в Волгоградской области», Почётный Крест войскового казачьего общества Всевеликое войско Донское «За верность казачеству» − тоже в его славной коллекции.

А многочисленные книги перечислять не берусь, за ними милости прошу в вышеуказанные библиотеки. Хотя и в других книжных храмах нашего города и области они есть.

«А ветер ветренен и шумен,

И мил ручей,

И ночь тиха,

И первый поцелуй безумен,

Как пламень дерзкого стиха…»

Пусть читателей освещает и обжигает пламень дерзкой, как первый поцелуй, поэзии Евгения Кулькина. Светлая память Евгению Александровичу!

 

Людмила Киреева,

 

СТИХИ ЕВГЕНИЯ КУЛЬКИНА

 

«ВЕЧЕР ТИХО ВОШЕЛ В ЛЕНИНГРАД…»

 

Вечер тихо вошел в Ленинград,

Постоял у плетеных оград,

Постоял у вельможных колонн,

Как моряк, что в девчонку влюблен,

И ушел догонять пароход

В сизь балтийских взволнованных вод.

Но отстав от вечерней зари,

Заплескались в Неве фонари…

 

 

«КАКАЯ РАДУЖНАЯ ЯРЬ…»

 

Какая радужная ярь

Стоит сегодня над рекой.

Хоть на дворе еще февраль,

Но до весны – подать рукой.

Там, в прошлогодних камышах,

Она ручьи свои змеит,

Чтоб снег порушить не спеша,

Озвучив птицами зенит.

И вдруг природа оживет,

И все, чему дано дерзать,

И зазвенит и запоет,

Чтоб сокровенное сказать.

И он забудется, февраль,

Который тихо все взъярил,

Затем, чтоб сам весенний царь –

В беспечный март раскрепостил…

 

 

«СТЫДИСЬ, ЧТО СТАНЕШЬ НЕПОНЯТНЫМ…»

 

Стыдись, что станешь непонятным

Тому, кто слово ждет твое.

Ведь даже ветер шепчет внятно

Листве про бренное житье.

Что даже робкий ручеишка,

Как тишь проклюнувший птенец,

Вдруг зарокочет из затишка,

Как оброненный бубенец.

Что даже липа в первоцвете,

Что ошалела от пчелы,

Безумьем одичалым светит

В глаза нечаянной совы.

А ты, пустив в стихи тумана,

Блукаешь сам средь грешных див,

И жизнь без лести и обмана

В одних мечтах изобразив.

А ветер ветренен и шумен,

И мил ручей,

И ночь тиха,

И первый поцелуй безумен,

Как пламень дерзкого стиха…

 

ПЕЙЗАЖ С ДЕЙСТВУЮЩЕЙ ЦЕРКОВЬЮ. АКВАРЕЛЬ

 

Ведет осаду колоколен,

Кипя в полете, воронье.

И вечер, что тоской намолен,

Бежит в заречье на спаньё.

Уплыли в вечное кочевье

По горизонту облака,

И сон, как чье-то отреченье,

Что Богу ведомо пока.

Угас листвою дуб-красавец,

Береза мертвенно-бела.

И эхо вспугнуто, как заяц.

И, как лиса, ласкуча мгла.

Но в воду канула небесность,

Нагими звездами остра.

И ночь уже вживала в местность

Зрачок бессонного костра.

А утром, коль обрежет птица

Звезду крылом, то в высоте

Возникнет луч, какому длиться

Весь день распятьем на кресте.

 

«ОСТОРОЖНО ПОДБИРАЯ НОТУ…»

 

Осторожно подбирая ноту,

Под окном зацвенькала капель.

И тревожней стало отчего-то,

Словно март стремился не в апрель.

Словно вьюги впереди летели,

А тулуп-то продан сгоряча.

Оттого озноб завелся в теле

И не лечит чарка первача.

Может, только у меня бывает

Это ощущение беды,

Когда почки тихо набухают

И стоят сторожкими сады.

А капель-то знай себе считает,

На секунды делит день за днем.

И благая песня оживает

В сердце затревоженном моем.

 

«ИДУ ПОНУРОЮ ТРОПОЮ…»

 

Иду понурою тропою,

Бреду, куда не знаю сам.

И разговор веду с собою.

А ветки лупят по глазам.

Молитвы ли бубню, стихи ли,

Не в силах я уже понять.

Когда-то слыли мы

Лихими,

Любая нас

Боялась рать.

Теперь в нас ни тоски, ни горя,

Ни плети и ни палаша.

Лишь пребывает в вечном споре

Неоткипевшая душа.

И древний горький дух казачий,

Вобравший множество кровей,

Не может нас переиначить,

Чтоб кинуть на потребу дней.

И потому бубним молитвы,

И потому твердим стихи.

И взглядом, что острее бритвы,

Сечем полынь и лопухи.

Автор: Людмила Киреева