День рождения Владимира Овчинцева

0
88

25 декабря день рождения известного писателя Владимира Петровича Овчинцева.
«ЗА ПОЛЯМИ ВРЕМЁН…» Когда-то к его юбилею я написала поздравительную «открытку» с таким названием. Поля́ жизни простираются вокруг… Времена не стоят на месте…
Сегодня мне захотелось вернуться к той своей публикации о Владимире Овчинцеве и пожелать моему другу, коллеге, члену Союза писателей России, волгоградскому поэту и прозаику здоровья, творческого и жизненного долголетия, всяческих благ!

…«Именинник строен, лёгок на подъём, быстр в движениях и в разговоре… «…а седина… она лишь набирает платинового оттенка, добавляя ему шарма и благородства», − утверждала известная поэтесса Татьяна Брыксина, его друг и соратник.
Мероприятия в библиотеках ли, школах, музеях, в Доме литераторов… Упрашивать писателя не нужно, всегда рад участвовать: читать стихи, рассказывать о коллегах, говорить о поэзии, о жизни.
Многие, по-дружески, называют его Петровичем. За годы знакомства с ним я успела по достоинству оценить его человеческие качества. Часто слышала от коллег: «Попроси Петровича, посоветуйся с Овчинцевым…» Это лишь дополнительные штрихи к портрету. Оплатить ремонт кожаного диванчика в писательском баре… Добыть новогодние подарки к традиционной Рождественской ёлке для детей и внуков литераторов… Отыскать средства на издание коллективного (75 авторов) сборника «Этот День!» (антологии одного стихотворения), посвящённого 75-летию Великой Победы… И прочее, прочее… Всё может Петрович!
Мне запомнилось сказанное им в одной из наших бесед, мол, не так сложно найти деньги, труднее выпустить их из рук… Почему запомнилось? Потому, наверное, что тоже с уважением отношусь к общественной копейке, лучше отдам своё, чем возьму чужое. Вот, и герою моего повествования, видимо, всегда легче отдавать. Когда-то матушка дала ему «Наказ» (так названо одно из его стихотворений), который стал жизненным правилом:
«За полями времён моё детство ещё хороводится,
Где боярышник выспел в разливе вселенской зари,
Там в иконном окне моя мама глядит Богородицей:
«Бойся Бога, сынок, и чужого вовек не бери!»
Не зря ёмкие строки автор вынес на обложку сборника «Русский вальс» (2014г.)! И в моей домашней библиотеке есть эта книга с добрым автографом: «Людочке – на долгую и светлую молодость!» Поэт желает другим того, чем богат сам. Он не по годам моложав! А как вы думаете? При молодой-то жене?!
Владимир Овчинцев – прекрасный собеседник: прост в общении, улыбчив, с крепким чувством юмора. Его звания тому не помеха… Член Союза писателей СССР (России), лауреат различных литературных премий, Заслуженный работник культуры РФ, один из инициаторов рождения областного журнала «Отчий край»… Несколько раз избирался депутатом Волгоградской областной Думы, 23 года бессменно руководил региональным отделением «Союз писателей России». И в настоящие дни является активным общественным деятелем, членом Правления ВРО ООО «Союз писателей России». 15 декабря этого года он награждён почётным знаком Волгоградской области «За заслуги в развитии законодательства и парламентаризма».
Но, как говорил большой российский поэт Василий Макеев в предисловии к «Русскому вальсу»: «…несмотря на все свои думские, административно-писательские и
прочие общественные должности и разнарядки, Владимир Овчинцев написал едва ли не
лучшую свою книгу – серьёзную, выверенную, достойную…» Спешу добавить: «И не одну!» Кстати, в 2023 – ем вышел очередной сборник стихов нашего именинника « И там, где нет нас…» С книжной новинкой успели познакомиться почти все библиотеки города и области. Владимир Петрович встречался с книгочеями, читал стихи, дарил книги, писал автографы, рассказывал о себе.
У него прекрасная родословная, которой по праву можно гордиться:
«Он от лямки бурлацкой, ярма батрака –
Род мой, древний, как степь и как Волга-река».
И древо семьи не только имеет глубокие корни, но и плодоносит талантами… Мне известен ещё один (по крайней мере) литератор Овчинцев – родной брат именинника Геннадий Петрович, замечательный прозаик, член Союза писателей России.
А о жизни Владимира Петровича совсем не обязательно узнавать из анкет и энциклопедий, она у него вся на виду, в каждой его строке. Достаточно взять в библиотеке одну из книг этого автора. «Моя родина – Волга и овражная степь», − сообщает о себе сочинитель… Рассказывает, что жил на Вишнёвой балке: «Я помню дом за вешними ветрами вишнёво облетающих садов»… Вспоминает, как мальчишкой «охотился» с друзьями за дынями… Эх, «пускала слюни детвора», не понимая, что «в июне дыни несъедобны»!..
«А дыни шустро, как гусята,
Росли и путались в ботве».
Не забылся тот, сводящий скулы незрелостью, вкус огородной красавицы из его детства…
«Бог знает, горечь той ли дыни
Нас отвела от воровства?!» −
размышляет стихотворец.
А как же быстро мчался он, «с эхом наперегонки через речку спящую», в фуфаечке латаной, дедовой, выделывая вензеля-выкрутасы!.. Коньки – «ласточки звенящие» чертили следы на льду… Шамкали тогда старухи: «Гля, вот те безотцовщина!»… Отец литератора Пётр Исаевич умер довольно рано… «И всё, что он чуть-чуть не доработал, осилить стало трудно вчетвером», – напишет позже поэт. Да, годы пронеслись, будто на коньках-ласточках… «Лёд сойдёт. Придёт вода. А следы останутся», − уверяет Владимир Овчинцев. И ведь прав – остаются следы… В памяти, на сердце и на книжных страницах, где и валенки дедовы, и кепка отцова, и ещё много чего…
«Ты пойди сними с гвоздя, сынок,
Выгорит, гляди, отцова кепка», −
беспокоилась Раиса Фёдоровна, мама поэта, которой, ой как, досталось от жизни, с её-то оравой! В большой семье у Владимира было шесть братьев и сестра. «Восемь глаз-угольков беспокойных впи́лись в мамку, как осы, − корми!» А случалось всякое в послевоенную пору:
«Жутко в доме – беда постучала.
Ей надолго войти суждено.
Мама карточки потеряла.
Потеряла – на хлеб, на пшено…»
И что оставалось делать женщине? Собираться в город… «Обменять на буханку пальто»…
«Через шлях, по буеракам волглым,
Что пронзил терновник вкривь и вкось,
Годы детства, латанные голодом,
Шли, куда гляделось им и шлось», −
часто вспоминает поэт то время, когда мог «и пойти подпаском в лето, и у речки зоревать. С хлебной карточкой с рассвета двести третьим честно встать».
Наш именинник и Великая Победа – одногодки, только он декабрьский, родился 25- ого числа, а Победа − майская. Паренёк из рабочего района рано приобщился к труду, продолжив семейную заводскую династию. Окончив школу, поступил на «Баррикады» учеником токаря. От станка его призвали в Армию… Отслужив в ракетных войсках в Белоруссии, вернулся на родной завод. Инженерил, возглавлял заводскую комсомолию, заочно учась во Всероссийском финансово-экономическом институте. Обком комсомола… Обком партии (пройдена Высшая партийная школа в Саратове)… Администрация Волгоградской области… Основные вехи пути. Видно, талант руководителя достался ему от природы вместе с даром сочинительства.
Любовь к поэзии у Володьки Овчинцева вспыхнула ещё в начальных классах… Когда он учился в седьмом, в школу пришли волгоградские поэты Лев Кривошеенко и Артур Корнеев, спросившие у ребят: «Кто-то из вас сочиняет стихи?» Володя смело вышел… Прочитанные им строки, послужили началом его занятий в кружке у поэтессы, воспевшей знаменитую волжскую берёзку. Маргарита Константиновна Агашина до последних земных дней оставалась для своего ученика другом и наставником. Вот такая история…
Ранняя стихотворная публикация (от которой идёт отсчет) поэта произошла в 1960 году в газете «Молодой ленинец». А первая книга сочинителя «Солдатское поле» вышла в 1983 году. Потом были вторая, третья, четвёртая и так далее. О чём они? Обо всём: о красе родных мест, о семье, о друзьях, о войне и воевавших, о мире, о любви − к Родине, матери, детям, к женщине… Писатель задаёт вопрос: «Как ты живёшь, льняная Русь?» И сам же отвечает:
«Тебе ль робеть, когда в карманах пусто?
Тебе ль роптать, коль горе от ума?
О, Русь моя! Ну разве это грустно,
Когда с тобой и посох, и сума?!»
Его поэзия и проза изобилуют женскими образами (это подчёркивал и Василий Макеев): красотки и простушки, мудрые и не очень, скромницы и шалопутные… Вот и «Русский вальс» открывается повестью-былью «Зойка», которую я начала читать с пристрастием – ведь так звали мою маму. Вслед за автором попыталась понять и пожалеть сложную героиню… «Мачеха», «Стерва»-Римка, «Баба Валя», фронтовичка, «Люська», Нинка, Нюрка, даже пуля у Овчинцева − краля, а мышь неуловимая… Может, и впрямь у поэта сердце женское, как говорила ему мама? «Оно, как полынок – и горькое, и мягкое, жалеет и болит»…
Как бы то ни было, стихи нашего земляка радуют лиричностью, художественностью строк. Вслушайтесь только:
«В белом тумане заря –
Словно тюльпан в ковыле,
Словно несёт снегиря
Вьюга на белом крыле».
Зримо, ярко…
«Звёзды зажгла тишина,
Только в рассветном луче
Встала слепяще одна –
В женской руке, на мече».
А вы хоть раз видели ту звезду, на мече? Приглядитесь… «Ветер красными клёшами подметает дворы»; «Сутулый месяц над скворешней…»; «Точно старенький «газик», в пашне дождик застрял». Одна находка лучше другой! «Зыбкий снег закутал в маскхалаты гимнастёрки выцветшие ёлок», – такое может сказать только служилый поэт… «В рост я поднял шеренги завьюженных слов» – замечательный образ!..
Стихи волгоградского автора мелодичны, неслучайно им дарили музыку многие композиторы, в том числе его друг Владимир Мигуля. У Овчинцева более полутораста песен, самая известная, на мой взгляд, «Вальс Победы». Я однажды слышала её в зале Серебряковки в исполнении артистов-студентов консерватории на одном из творческих вечеров Владимира Петровича. Зрители подпевали и мысленно вальсировали!
Ещё нашим земляком создано много стихов для детей, не только для его любимых сынов, но и для наших с вами. «Цветные облака» Овчинцева (книга детских стихов) долетели к моей внучке Веронике аж до Батайска…
Можно долго говорить о Владимире Овчинцеве, цитировать понравившиеся строки, но что тогда достанется книгочеям? Пусть сами делают открытия. А я пожелаю Петровичу в день рождения его же словами:
«Живи, за всё судьбу благодаря,
Под звёздный шквал шального листопада,
Пока снега расстриги-декабря
Не замели живительного сада!»»

Людмила Киреева
Публикация вошла в мою книгу «Златая запятая».