«В укромной балке пишутся стихи»…

0
206

 

18 ноября день рождения волгоградского поэта и прозаика Юрия Николаевича Ерохина, автора четырёх книг, члена Союза писателей России с 2008 года, лауреата премии имени Виталия Смирнова журнала «Отчий край».

 

Поздравляем коллегу, желаем всяческих успехов!

Почитаем его стихи.

 

* * *

 

Поутихнет.

Я бабкин возьму костыль

И сниму с чердака мешок.

И пойду, поднимая дорогой пыль

И продавливая песок.

 

Я возьму в провожатые лишь звезду,

С ней начну говорить не вслух.

Может, выберу, дерзкий, неправоту

Из каких-нибудь истин двух.

 

Мои замыслы знает один лишь Бог,

И решать одному Ему:

Дать ли в тартар десяток глухих дорог

Или в небо всего одну.

 

* * *

 

Я помню ночь. Нас поезд нес.

В стакане ложечка звенела.

А за окном томился плес —

Ночь простиралась без предела.

 

Мне было страшно. Сжался я,

Но мать спала в купе полночном.

А из окна светились очи

Неведомого бытия.

 

 

* * *

 

Ночью поезд звуками разрежет

Тишину и сон мой пополам.

Слышу я стучание и скрежет,

Что идут за сердцем по пятам.

 

Вскакиваю: звуки, нарастая,

Вызывают счастье и тоску.

Память, книгу мятую листая,

Ищет мою кровную строку.

 

Где страдал я, зноем опаленный?

Где жевал я теплые плоды?

Где мой дом и палисадник скромный?

Где мои сиротские следы?

 

Я усну, и улица приснится:

Жар полдневный, яблока лицо;

Бабушкины коврики и спицы,

Свежее от дождика крыльцо.

 

* * *

 

Строгая икона под лучом зари

Вряд ли внемлет стону; бабушка журит

За мою насмешку, позу, хитрый взгляд:

«Помни же ты, грешник, —

так-то не глядят!»

Бабушка колени преломила: бух —

Головою. Тени, как у всех старух,

Под глазами… резче прочерки морщин.

Нет лампады, свечек. Луч зари один.

 

* * *

Баба Матрена вязала и Богу молилась.

Пыль выметала, крутые готовила щи.

И от усталости к вечеру просто валилась.

Мне говорила: «Иди, в голове поищи…»

 

И от касания рук моих вмиг засыпала.

Ночью ворочалась, кашляла, воду пила.

Баба Матрена по дому везде успевала,

Ежели вправду когда-то на свете жила…

 

 

* * *

Возвращаюсь. Дорога пылит…

Равнодушная степь мне отрадна.

Мать в цветастом платочке стоит,

Средь засушливой степи нарядна.

Я с тяжелой поклажей иду,

И отеческой хаты прохлада

Спешно движется к жалкому рту…

Что ж, другого мне счастья не надо.

 

* * *

 

На хуторе встаю еще до света.

Без удержу горланят петухи.

С укором слабым утреннего лета

Наемся переваренной ухи.

Уйду из дома быстро, без ответа:

В укромной балке пишутся стихи.

Там, не боясь ни смерти, ни навета,

Найду в кармане горсточку трухи.

 

Устав писать, сверлить глазами день,

Пойду, наткнусь на брошенный плетень

И соберу в ладошку ежевики.

 

Не жаль запачкать белые листы,

Ложатся на лицо заката блики,

И так легко от пройденной версты.

 

* * *

 

Я знаю, что придет зима:

Печь оживет, углем запахнет.

Как дети, белые дома

Глазенки выпучат от страха.

И затаится небосвод,

Увязнув в падающем снеге;

В мохнатых варежках народ

С утра запыхается в беге.

 

 

* * *

Вот-вот придет зима и зарубцует раны,

Хоть тоньше станет кисть от холода снежка,

Но ах! Узнаешь ты: на донышке стакана,

Пропахшего травой, усталость не горька,

 

А сладостна: чабрец, ромашка или донник,

Крапива, девясил иль дикий зверобой

Откроют для тебя все прелести; твой сонник

Запахнет, как сенник, заполненный травой.

 

С утра вставай в лыжню, скользи, потей, пытайся

Мороз перехитрить и ветер перегнать;

И солнцу, блеску дня желанному отдайся,

Готовый сладкий сон на радостях отдать.

 

 

* * *

Зима, упадая на землю, метелью грозит.

Мороз, осаждая оконницы, знает усладу.

Но где-то в степи безутешно бубенчик звучит,

А свадьба спешит наплясаться в избе до упаду.

 

Я дома один, и мне скучно подбрасывать дров,

И дуть на стекло, и к духовке протягивать руки.

На хуторе крайним стоит мой приземистый кров

И слышит угрозы зимы и бубенчиков звуки.

 

Пока еще в печке горит и духовка тепла,

Завидовать счастью чужому не буду упрямо.

Пусть страшен мороз и угроза зимы тяжела,

Притронусь к стеклу, изумляя холодную раму.

 

Ерохин Юрий